Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:51 

Заявка и черновики

Tadeusz Torgau
Если ты чувствуешь, что сдаешься, вспомни, ради чего ты держался до этого.
Название: Отсутствует
Герои: Айзен, Тоусен, Гриммджоу

Заявка:
Место действия - Лас-Ночес, покои Айзена
Время - глубокая ночь
Особенности
- В покоях Айзена, кроме хозяина, Тосен и Гриммджоу. Тосен в объятиях
Айзена, который наблюдает, как славно Канаме раскладывает наша синяя
киса. Гриммджоу нравится, Канаме нет, но ради Айзена-сама... Айзен его
периодически целует.
Когда Тосен кончает, он шепчет имя капитана Собакена.

Уточняющие вопросы:

1. Каков рейтинг? Насколько откровенны сцены?
2. Объём текста?
3. Были ли раньше близкие отношения (т.е. еще героя надо склонить/принудить к этому, либо же раньше было, но давно)?
4. Расшифровку слова "раскладывает", а то вдруг я как-то не так понял..
5. Реакция ваша на имя, слетевшее с губ Тосена?

@музыка: Hollywood Undead – Knife Called Lust

@темы: Черновики

URL
Комментарии
2016-05-19 в 22:22 

Herr Fuchs
I may have your number, I can take your name - but I'll never have your heart
1. рейтинг - всё, что сможешь. Чем выше - тем лучше)
2. На усмотрение автора
3. Можно не склонять и не принуждать. С Айзеном, предположим, уж всё было и Владыке уступают)
4. "раскладывает" - совокупляется с))) Трахается! *загробный голос Айзена*
5. Улыбка и "ай-яй-яй", а вот Гримм бы взбесился, я думаю)

2016-05-19 в 22:27 

Tadeusz Torgau
Если ты чувствуешь, что сдаешься, вспомни, ради чего ты держался до этого.
Herr Fuchs, окай.
Тогда сначала попробую кончить Хичиго, а потом взяться за работу между Хичи и Мурой. Чтоб и текст этот создать, и минималку.:tease2:

URL
2016-05-19 в 23:54 

Tadeusz Torgau
Если ты чувствуешь, что сдаешься, вспомни, ради чего ты держался до этого.
Что-то вроде вступления:

- Чего тебе?
Всего два слова, а сколько в них агрессии и жажды разорвать на части существо, посмевшее появиться в столь неподходящее время! Гриммджоу бросает гневный взгляд на одного из своих подчиненных, затем с воодушевлением сплевывает на чистый пол, ища в этом незамысловатом действии отдушину... Жизненно необходимо остановиться, иначе потом будет уже поздно. Мысли сменяют друг друга так стремительно, что ухватиться за одну из них - невозможно.
- Я просто хотел узнать... Могу ли чем-то помочь?
"- Да, - мысленно отвечает арранкар, позволяя красивым и изящным губам растянуться в звериной усмешке. - Разорви Тосена на части, а потом скажи, что так, собственно, и было..."
- Не нуждаюсь в чьей-либо помощи. Сам справлюсь, - убрать яд из голоса у него не получается, но фракция давно уже смирилась с подобным отношением своего вожака к подчиненным, потому не удивляется ни сказанному в целом, ни интонации, с которой эти слова были произнесены несколько мгновений назад.
Лениво развернувшись на пятках, Секста направляется прочь из гостиной, оставляя за спиной неоконченный диалог... Но добраться до двери тот не успевает, ибо слышит едва различимое:
- Ревнует.
- Ты, я смотрю, дохера дерзкий стал? Бессмертным себя возомнил, а?! - всему есть предел и одно короткое, но столь точное по определению слово, подтолкнуло Гриммджоу к черте, скрывающей в своих глубинах отчаяние и что-то такое, до чего дотрагиваться смертельно опасно.
- П-п-прошу прощения! Но... Но...
- Завали хлебальник, ублюдок. Еще раз услышу что-то подобное и последнее, что запомнится тебе - кровь. Твоя. На моих руках. На моих губах. Ты понял?
- Д... Да.
- Это у меня девять жизней в запасе, а ты так и вовсе парочку уже должен! Следи за языком, чтобы я не вырвал его из твоей пасти...
"- Возьми себя в руки, ну!"
Лишь благодаря невероятным усилиям арранкар делает шаг вперед, затем еще и еще. Хлопнув дверью так, что поблизости с потолка и стен осыпаются мелкие осколки и возмущенные пауки, Джаггерджак торопливо семенит по коридору в сторону покоев Владыки.
- Ревнует, - передразнивает он, скривившись от негодования. - Мудак, да что он вообще понимает в этом?
Поворот налево. Поворот направо. Лестница. Поворот... Поворот... Прямо по коридору до конца. А вот и дверь... Принюхавшись, Гриммджоу без труда констатирует один простой факт: чужой запах отсутствует. Значит, у него есть несколько мгновений... Мгновений, когда внимание будет уделено только ему одному! Да, это штука, именуемая ревностью. Но признаваться в том, что нутро грызет гадкое ощущение он не станет даже... Даже...
- Гриммджоу, что-то случилось? Входи.
За считанные секунды матерый кот превратился в маленького котенка.

URL
2016-05-21 в 21:51 

Tadeusz Torgau
Если ты чувствуешь, что сдаешься, вспомни, ради чего ты держался до этого.
Джаггерджаку потребовалось несколько мучительных мгновений для того, чтобы просто распахнуть дверь. Как же это тяжело… Вытащить ладонь из кармана, обхватить длинными пальцами дверную ручку, затем надавить на нее и…
- Э? Вы ж сами вызывали меня.
Коктейль изо льда, уверенности и насмешки подан. Каждый звук, слетающий с губ арранкара, пропитан этим сладким составом. Вот он - такой сильный и смелый Гриммджоу, но с каждым новым шагом превращающийся в нестабильного и крохотного пустого… Будто приближение к Владыке провоцирует регресс всего того, чего успел достигнуть подопечный песчаного Бога.
- До назначенной встречи еще полтора часа, - мягкий голос с обманчиво теплыми нотками доносится из комнаты, расположенной по правую руку от входной двери. Но эти слова словно удар под дых. КАК «ПОЛТОРА ЧАСА»?!
- Я... Я... Это... - от былой самоуверенности и нахальства не осталось и следа, ибо Джаггерджак дезориентирован таким откровением. Неужели ревность способствовала тому, что он потерялся во времени и пространстве? Думая о том, КТО здесь будет… Гриммджоу даже не уследил за движением стрелок на часах? Ах, какой досадный промах.
- Все в порядке, мой дорогой. Проходи… Или ты хочешь простоять все это время в дверном проеме? - не желая испытывать терпение Владыки, Секста делает несколько быстрых шагов в глубь помещения, стараясь не обращать внимания на запахи, витающие в воздухе и окружающие его мягкой пеленой, а так же на насмешливые искорки в голосе своего собеседника.
ЕГО запах вкупе с чайным ароматом подхлестывает арранкара, будоражит фантазию хищника... Почему он стал тем, у кого обоняние развито настолько хорошо, что это до боли в стиснутых кулаках раздражает?! Почему существо, никогда не позволяющее глумиться над собой, склоняет колени перед тем… Кто так очаровательно пахнет?
- Гриммджоу, расскажи мне…
- Чего? – нахмурившись, пустой тщетно старается не впускать внутрь себя заботу и понимание, которые мягко дополняют друг друга в голосе мужчины. – Ничего нового. В Лас Ночес никаких существенных изменений… - немного усилий, - Хозяин.
Владыка стоит возле огромного окна, - подопечный не видит этого, но чувствует кончиками длинных пальцев, - сам же Джаггерджак меняет один дверной проем на другой. Между ними огромная пропасть… Визуально – всего-то пара метров, но если взять в расчет силу, положение, да и многие другие факторы… ОН невероятно далеко и дотянуться до Владыки попросту невозможно, оттого внутри все сворачивается в огромный комок и умирает. Во второй раз. Первый остался за гранью воспоминаний, ибо слишком много событий произошло после физической смерти…
- Расскажи мне о том, что делает тебя несчастным.
Запустив руки в карманы так резко, что хакама едва не сползают вниз и это несмотря на сопротивление черного пояса, арранкар презрительно фыркает и качает головой. Неужели он похож на раскрытую книгу, которую может прочитать любой желающий? Или… Только один чтец способен раскрыть тайны потрепанной временем и битвами книжонки?
- Вы вообще о чем сейчас? Кто здесь… - Гриммджоу поднимает взгляд, которым бездумно сверлил все это время пол и тем самым совершает грубейшую ошибку. Наказание следует незамедлительно.

URL
2016-05-21 в 21:51 

Tadeusz Torgau
Если ты чувствуешь, что сдаешься, вспомни, ради чего ты держался до этого.
Далее интересная игра с котиком.
:-D

URL
   

Больше всех мечтает о покое маятник.

главная